» » » Какой становится жизнь после "Евровидения"

Какой становится жизнь после "Евровидения"

15-08-2018, 22:44
Какой становится жизнь после "Евровидения"В конце ноября Россию посетил норвежец Александр Рыбак, ставший победитель последнего "Евровидения". В столице программа у Рыбака была более чем насыщенной: две пресс-конференции, несколько концертов, различные презентации, интервью и прочее. Стоит отметить, что это один из редких случаев, когда после победы на музыкальном конкурсе интерес к певцу остается огромным. Да, он по-прежнему не очень известен в странах – законодателях музыкальной моды. Однако Александр невероятно популярен в Скандинавии и очень востребован в славянских государствах, и этого, кстати, вполне достаточно, чтобы быть успешным и богатым, пишет Slon.ru.Конкурс песни «Евровидения» – никакой не «чемпионат Европы по музыке», как его иногда представляют. Он имеет самое минимальное влияние на мировую поп-музыку и расклады популярности. Та же Британия из года в год посылала на него второсортных, чуть ли не самодеятельных исполнителей, а песни-победители, вдруг ставшие общеевропейскими хитами, по-прежнему проходят по ведомству исключений из правила. Тем не менее в «немузыкальных» странах популярность «Евровидения» высока, и самые умные продюсеры давно научились превращать три – четыре недели обильного и бесплатного пиара в стартовую площадку для выведения своего артиста, например, в следующую ценовую категорию. Несмотря на низкий уровень конкурсных песен, преобладание среди участников откровенных фриков и эстрадно-самодеятельную направленность «Евровидения», это мероприятие является реальной возможностью заявить о том, что в Греции или Словакии тоже есть поп-музыка. Перед каждым «Евровидением» газеты на полном серьезе обсуждают шансы на успех албанских или македонских участников – понятно, что в остальное время года состояние эстрады этих стран никого не волнует. В России за 15 лет участия страны в конкурсе вокруг него сложился нездоровый ажиотаж, который вопреки ожиданиям не снизился даже после долгожданной прошлогодней победы Димы Билана. Поэтому, по большому счету, абсолютно неважно, как ты выступишь и какое место займешь: уровень популярности артиста повышается, даже если перед конкурсом и после его беспрестанно ругают. Любой российский участник «Евровидения» после финала может отправляться в гастрольный тур и выпускать альбом – продажи билетов и носителей приятно удивят, даже если на самом конкурсе он займет место во втором десятке. Впрочем, смекалки воспользоваться этой опцией хватило не всем – некоторые распорядились полученным паблисити совсем не по-хозяйски.В 1994-м нам было не совсем понятно, что такое «Евровидение», с чем его едят и какие дивиденды можно получить с участия. Первой посланницей России стала Мария Кац, выступавшая под псевдонимом Юдифь с песней «Вечный странник». Она заняла вполне достойное для дебютантки девятое место, встреченное в стране с некоторым недоумением. «Евровидение» дало Маше Кац некоторую известность в России, однако популярной артисткой она не стала, исполняя слишком некоммерческий репертуар. Сейчас Мария известна в первую очередь как педагог по вокалу. В утешение можно сказать, что и имена победителей того года вспомнить без справочника невозможно – это ирландцы Пол Харрингтон и Чарли Макгеттиган. В 1995 году наши подогнали на конкурс тяжелую артиллерию в лице Филиппа Киркорова, который, правда, тогда еще не считался российской суперзвездой. Послать известного артиста додумались, а снабдить его англоязычной и «евростандартной» песней – нет. В результате Филипп со своей «Колыбельной вулкану» до сих пор удерживает антирекорд русского участия в «Евровидении» – 17-е место. Его авторитет внутри страны после этого фиаско ненадолго пошатнулся, но в долгосрочной перспективе опыт участия в конкурсе принес Киркорову неожиданные результаты: он стал таким фанатом «Евровидения», что в разных качествах (продюсера, композитора, телекомментатора) приезжает на фестиваль каждый год. Получая от этого не только удовольствие, но и пиар. К слову, победителя-95, норвежскую группу Secret Garden, забыли через пару дней после конкурса. В 1996 году российский национальный отбор на «Евровидение» выиграл Андрей Косинский, которого на финал в Осло решили не посылать, – не хватило именно внутреннего веса и авторитета. Косинский так и не сделал карьеры в качестве сольного исполнителя, но сотрудничает с рядом звезд в качестве автора песен. На следующий год на «Евровидение» отправили наше национальное достояние – Аллу Пугачеву, которая заняла 15-е место. Это был жесткий урок – оказалось, что голосующим европейцам абсолютно плевать на вечные российские ценности. Алла Борисовна просто не понимала, куда попала – все обкатанные на своих приемы не сработали на этом странном конкурсе со своими стандартами и традициями. Хотя пугачевская песня «Примадонна» и не была шедевром, многие россияне почувствовали себя униженными, наблюдая за тем, с каким скрипом в ходе голосования АБП набрала жалкие 33 балла. Псевдопатриоты обзывали организаторов конкурса нехорошими словами и долго стенали, что Пугачева все равно лучшая. Более разумные люди констатировали, что идея с отправкой Аллы была ошибочной. На внутрироссийской популярности певицы поездка на «Евровидение» не отразилась – о ней лишний раз стараются не вспоминать, хотя после конкурса Алла Борисовна получила практически официальное звание Примадонны. А победила в том году британская группа Katrina & The Waves, чей стаж на эстраде совсем ненамного уступал пугачевскому. На то, чтобы учесть и исправить ошибки, ушло два пропущенных нами конкурса. Триумфальное (без шуток) возвращение России на «Евровидение» случилось в 2000 году. На конкурс была командирована дочка нефтяного магната Ралифа Сафина Алсу с прекрасным английским произношением и милой и непритязательной песенкой «Solo». Алсу обаяла Европу, но еще сильнее ее обаяли престарелые датские братья Ольсены – мы заняли второе место. Ольсенов и их сомнительную сексуальную ориентацию еще некоторое время склоняли в России, после чего братья были забыты навсегда. А Алсу извлекла из своего «серебра» массу пользы – любить ее, «засуженную», стали у нас еще сильнее, она вошла в когорту звезд первой величины, подписала контракт на выпуск англоязычного альбома и уехала работать с лучшими западными продюсерами. «Европейский» диск получился вполне сильным – что называется, не хуже, чем у других. Для того чтобы стать звездой мирового уровня, Алсу не хватило пиара и продюсерских усилий – надо было проявить больше настойчивости в продвижении диска. Для девушки же в какой-то момент музыка отошла на второй план – она вышла замуж, родила двоих детей, и сейчас ее сложно отнести к постоянно действующим творческим единицам. Тем не менее в России ее по-прежнему помнят, любят, приглашают вести «Евровидение» и участвовать в презентации эмблемы сочинской Олимпиады. В 2001 году от России поехал «Мумий Тролль» – к этому времени мечты выиграть конкурс приобрели у наших национальных отборщиков осязаемые черты идеи фикс, поэтому Первый канал явно имел в виду успешное выступление латышей из Brainstorm и поторопился послать их условный российский аналог. Неудачная песня “Lady Alpine Blue” и попавший не в свою тарелку Илья Лагутенко позволили России занять только 12-е место. Многочисленные русские поклонники «МТ» отнеслись к евроавантюре кумиров как к курьезу; «тролли», как полагается, поделали хорошую мину при плохой игре, рассказывая о том, что выступлением в Копенгагене смогли заинтересовать неких европейских промоутеров – никаких зримых доказательств этого интереса так и не появилось, а дальнейшие локальные зарубежные успехи Лагутенко и Ко не имели отношения к их участию в «Евровидении». В 2002 году Россию представлял невнятный «Премьер-министр», занявший десятое место. Тогда перед конкурсом был запущен слух о том, что мы «точно выиграем, потому что всё уже куплено». Несмотря на невразумительность песни “Nothern Girl” и фантастичность сценария «покупки» первого места на «Евровидении», слух оказался очень живуч – «Премьер-министр» вообще по полной программе использовал предконкурсный ажиотаж и набрал много вистов в России и постсоветских странах. Возможно, этот всплеск популярности и способствовал дальнейшей карьерной загогулине «премьер-министров»: уверовав в свою звездность, музыканты поссорились с продюсером, были в полном составе уволены из группы и лишь недавно закончили платить ему неустойку. Выиграла же в 2002-м, как утешали себя патриоты, «тоже наша» – выступавшая под псевдонимом Мэри Н за Латвию Мария Наумова. Особенного толка из своей победы она не извлекла. К 2003 году у нас неожиданно появились доморощенные мировые звезды – дуэт «Тату» вдоволь пошуровал в хит-парадах Великобритании и, конечно же, был отправлен за победой на «Евровидение». Выиграть не удалось – обожавшая Лену и Юлю Британия каким-то загадочным образом умудрилась не дать группе ни одного балла, и «Тату» остались на третьем месте. Выступление на конкурсе, пожалуй, помешали триумфальной карьере дуэта. С самоуверенностью звезд они решили петь по-русски; организаторы конкурса страшно боялись, что «татушки» выкинут в прямом эфире какой-нибудь скандальный фортель; группа намекала, что да, выкинет, но почему-то не приготовила никакого сценографического решения своего номера. В результате выступление «Тату» выглядело так: две довольно растерянные девочки бегали по сцене и пели-кричали, а камеры старались снимать их по возможности издалека. Зрители не увидели в итоге ни скандала (разбирательства вокруг пропавших британских голосов, пожалуй, не в счет), ни музыки, а учитывая, что проект привлекал музыкой и скандалами, разочарованных оказалось слишком много, что скверно сказалось на дальнейшем продвижении «Тату». В 2004 году в политику национального отбора вмешался фактор «Фабрики звезд» – Первый канал стал использовать «Евровидение» для рекламы своего реалити-шоу, и в Турцию была отправлена самая голосистая фабрикантка Юля Савичева. Выступила она плохо – 11-е место, вялый номер, ощутимый мандраж. Может, поэтому Савичеву стали жалеть, и ее известность в России очень повысилась. Вскоре подоспел ее альбом, а на последующих сборниках лучших песен Юлии конкурсная вещь “Believe Me” занимала одно из почетных мест и вовсе уже не казалась провальной или позорной. «Евровиденный» пиар савичевскими продюсерами был использован сполна. А выиграла тогда украинка Руслана Лыжичко, которая пожинает плоды стамбульского успеха «Диких танцев» уже пять лет – она продолжает работать в том же жанре и пользуется некоторым международным успехом. В 2005-м от нас опять послали «фабрикантку» – Наталью Подольскую, которая ничем не запомнилась и заняла 15-е место. Девушку, разумеется, много ругали, но этим обильным антипиаром она пользоваться не стала и вообще активной карьере певицы предпочла статус гражданской жены Владимира Преснякова-младшего. Именно в этом качестве она сейчас наиболее известна. А выиграла конкурс гречанка Хелена Папаризу, которая после «Евровидения» даже заключила контракт с одним из мейджоров и выпустила англоязычный альбом – стандартизированный и ничем не запомнившийся. В 2006 году наши послали Диму Билана, который загнал в рояль балерину и занял второе место, уступив лишь финским хард-роковым клоунам Lordi в страшных масках. Lordi, кстати, не пользовались особым уважением в «тяжелых» кругах: ну что с клоунов взять? Взбаламутив металлическими риффами эстрадный конкурс, финны получили более широкую известность, но воспользоваться ею не смогли в связи с упертостью своей музыкальной доктрины: их потенциальный зритель все равно обитал в хард-роковых кругах, а облегчать свою концепцию Lordi не хотели или не могли. Билан же, «обиженный» монстрами, в России укрепился в статусе поп-певца № 1, повысил свою стоимость и значимость. Не обошлось, правда, без мечтаний о международной карьере, которая якобы непременно должна была заладиться после «Евровидения». Но и тому, что она как-то (пока) не заладилась, никто особенно не огорчился. На следующий год у России «кончились звезды», и на конкурс была отправлена созданная специально под «Евровидение» группа «Серебро». Сконструированные по победным лекалам песня и проект сумели занять третье место. Надо ли говорить, что «Серебро» стало примером самого рачительного использования конкурсного потенциала? Не имея ни опыта, ни репертуара, группа сходу попала в первый эшелон поп-звезд – будущие хиты и пока единственный альбом наращивались уже на созданный «Евровидением» каркас. Продюсер Максим Фадеев продемонстрировал, пожалуй, самый изящный и оптимальный по соотношению вложений и отдачи способ запуска новой звезды. В 2008 году Россия наконец выиграла конкурс усилиями Димы Билана, а также Евгения Плющенко и Эдвина Мартона. Победа мало что изменила в статусе самого Билана – скорее, предконкурсная шумиха вокруг Димы во многом обеспечила ему успех в зрительском голосовании. В шутке о том, что Россия будет посылать Билана до тех пор, пока ему не отдадут первое место, была изрядная доля истины. Олимпийский чемпион по фигурному катанию, скрипка Страдивари, маниакальная уверенность в успехе и поддержка сопредельных стран способствовали правильному ходу голосования, несмотря на то, что сам Билан на конкурсе выглядел не в лучшей форме. О том, как использовал конкурсную победу чемпион-2009 Александр Рыбак, мы уже отметили в начале текста. Россию в этом году представляла Анастасия Приходько, на которую перед конкурсом вылили много грязи. Несмотря на хитовый потенциал песни Константина Меладзе «Мамо», Настя заняла только 11-е место и явно вымоталась психологически. Менее ранимый человек сейчас бы колесил по предновогодним корпоративам с той же «Мамой», а Приходько решила отдохнуть от шоу-бизнеса, устроить семейную жизнь и родить ребенка. Жаль, певицы с нестандартной индивидуальностью – редкость в нашем поп-мире, и московское «Евровидение» могло неплохо продвинуть одну из них. Ну а пока Настя ждет ребенка, а Рыбак гастролирует по России и Норвегии и шлет по мейлу предложения о сотрудничестве Эндрю Ллойду Уэбберу, одна из участниц «Евровидения-2009» вытащила настоящий счастливый билет. Англичанка Джейд Юэн (5 место) вошла в постоянный состав популярной девичьей группы Sugarbabes , а это, при всем уважении к успехам Рыбака и Билана, совсем другой уровень. Настоящий, мировой шоу-бизнес.